Как быть с землей и почему ее продавать нельзя

Политики, утверждающие, что снятие моратория на продажу земли приведет ко всеобщему благоденствию, говорят полуправду. Действительно, во многих странах рынок земли существует, и он работает. Но зачем заниматься банальным обезьянничаньем? У других государств – свой опыт. И когда сегодня украинцам рассказывают: только Венесуэла, Конго, Северная Корея, Куба и Таджикистан не имеют свободного рынка земли, это манипуляция спикеров власти.

Нашли несколько несимпатичных для простого обывателя стран, умалчивая при этом, что, например, в Израиле 93% земли находится в разных формах государственной собственности. Частными в стране являются 7% земель, однако более чем три четверти этой земли приходится на недвижимость и производственные мощности в крупных городах. Государство строго регламентирует оборот земельных ресурсов. В Израиле, где хорошо знают цену земле, пахота предоставляется в аренду на разные сроки – 29, 49, 69 лет. Ее нельзя застраивать или использовать не по прямому назначению.

Почему бы и Украине не перенять такой опыт? Тем более, что украинцы в своем большинстве против продажи сельхозугодий. И это не итог советского мифотворчества, как пытаются убедить власти. Граждане отдают себе отчет в том, что в условиях масштабной коррупции в стране земли скупят нувориши, которые найдут возможность выдавить селян с их участков либо отобрать землю обманным путем. Это не просто страхи, а реалии нынешней жизни. Наверное, ни для кого не секрет, что в регионах уже существуют целые частные армии из «титушек», которые используются местными князьками для войн за землю. Последний эпизод имел место совсем недавно, 31 мая, в селе Метановка Винницкой области, где более сорока вооруженных мужчин устроили перестрелку. В результате ранения получили шестеро человек. Сложно себе представить уровень разборок частных банд в случае отмены моратория на продажу земли! Это будет значительно хуже, чем в «лихие девяностые». Тогда братки вели межвидовую борьбу, тут же в опасности окажутся все, у кого есть хоть маленький надел земли. Причем при коррумпированной системе правоохранительных органов, судов отстоять правду будет невозможно.

Потому для начала власть должна показать эффективные результаты в реформировании системы, а уж затем браться за земельную реформу. Иначе закон опять будет, как дышло, и даже в случае запрета на покупку значительных объемов пахотных земель мы получим монополистов на рынке. И они, а не правительство, будут диктовать правила игры. В случае снятия моратория назад отыграть ситуацию уже будет невозможно. Власть не сможет сказать: «Ребята, извините, мы погорячились, отдавайте скупленную вами землю назад». У этих ребят, как говорил известный киногерой, у самих револьверы найдутся.

В среду здание парламента пикетировали аграрии со всей страны. Собралось почти 30 тысяч человек. Активисты привезли в Киев 3 миллиона подписей против отмены моратория на продажу земли. По их мнению, в нынешних условиях рынок земли будет только криминальным. И с этим сложно не согласиться. Как и с тем, что фермеры подвергаются не только давлению со стороны фискальных и проверяющих органов, но и все чаще становятся жертвами рейдеров.

Аграрии разработали свой законопроект, в котором предлагают основные направления реформы рынка земли. Их предложения – а это поэтапность внедрения программы от инвентаризации земельного фонда и восстановления мониторинга земель до участия территориальных общин в рыночном обороте прав на земельные участки – весьма перспективны. Во-первых, правильно, что приоритетное право на выкуп земли должны иметь те, кто сегодня на ней работает. Фермер точно не будет строить на пахоте завод и точно не даст, чтобы она заросла сорняками. Во-вторых, аграрии предлагают отдать земельные вопросы на уровень территориальных общин. Это поставит барьер на пути спекулянтов, поскольку община никогда не допустит монопольной скупки своих земель и последующего превращения селян, фактически, в крепостных монополиста.

Я рекомендовал бы власти не прикидываться глухой, а прислушаться к голосу аграриев. Кроме того, от решения вопроса следует отодвинуть политиканов с их требованиями референдума по продаже земли. Референдум – это политтехнология, здесь же необходима открытая и профессиональная дискуссия. В результате – власть и гражданское общество договариваются снять вопрос продажи земли вообще и пойти по пути Израиля, где рынок нормально функционирует и без частной собственности на землю.

Либо же, как предлагают фермеры, устанавливается переходный период, на каждом этапе которого проводятся отдельные важные реформы, и они, в конечном итоге, делают рынок земли действительно прозрачным. При этом надо помнить архиважную вещь – права селян не должны нарушаться. И чтобы ни у кого из денежных мешков не возникло желание потеснить сельских жителей с их семейных гектаров, предлагаю ввести должность уполномоченного по правам селян.

Есть же правительственный уполномоченный по вопросам гендерной политики, президентский – по правам детей. Защитника интересов села и его жителей должно делегировать гражданское общество. И дабы он на этой должности не оказался под контролем влиятельных групп в правительстве, работать такой омбудсмен должен в системе Уполномоченного Верховной Рады по правам человека.

Альберт Фельдман

 

Рекомендуем ознакомиться