Земля или люди?

В последние дни так называемая блокада торговли с террористами в основном обсуждается с экономической, а не гуманитарной точки зрения.

 

К примеру, на совещании металлургов Украины с премьером Владимиром Гройсманом 27 февраля прозвучала информация, что суммарные последствия блокады для украинской промышленности только в разрезе снижения валютной выручки составят 3,5 млрд долларов за год. Кроме того, будут потеряны до 75 тысяч рабочих мест и недополучено в бюджет порядка 4 млрд гривен. Сами же организаторы блокады исходят из чисто идеологических соображений: мол, за линией разграничения – сплошные террористы и их пособники, поэтому любое перемещение товаров как на неподконтрольные территории, так и оттуда – это «торговля на крови». Более того, звучат угрозы «перекрыть террористам воду и электроэнергию, как в Крыму» (реализовать их пока невозможно, поскольку, к примеру, водопровод в Мариуполь идет через Донецк).

Стоит отметить, что в последнее время участились попытки дегуманизации не просто боевиков «ДНР/ЛНР», но и обычных граждан Украины, волею судеб оказавшихся за линией разграничения. К примеру, на минувшей неделе первый президент независимой Украины Леонид Кравчук, комментируя признание Москвой «паспортов ДНР/ЛНР», заявил: «Если они хотят взять к себе людей из «ДНР» и «ЛНР», пусть берут. Я лично не возражаю, если они заберут боевиков и наемников, у которых руки по локоть в крови, если заберут врагов и сепаратистов, пусть забирают. Пусть занимаются сепаратизмом под Москвой. Для нас будет только облегчение. Но территория и земля эта наша, ее мы не отдадим».

С подобной дилеммой – бороться за землю или за людей? – сталкивались все страны, которые по разным причинам теряли контроль над частью своей территории. В Украине в последние годы очень любят ссылаться на опыт Хорватии: Загреб устроил жесточайшую блокаду Сербской Краины на протяжении более трех лет (даже для воссоединения семей можно было перейти линию разграничения только несколько раз в год), а потом восстановил контроль над этой территорией военным путем. То, что в результате операции «Буря» стали беженцами почти триста тысяч сербов, которые жили на своей земле сотни лет, украинские «профессиональные патриоты» не считают проблемой (в отличие от цивилизованного мира, который судил хорватских генералов в Гааге наравне с сербскими военачальниками). Более того – призывают повторить хорватские «достижения» на Донбассе, изгнав уже не сотни тысяч, а миллионы людей. А о том, что в результате блокады и войны Хорватия получила территории, где до сих пор (через 20 с лишним лет) не налажена нормальная хозяйственная деятельность, в Украине вообще не вспоминают.

Еще один, более кровавый пример восстановления территориальной целостности после многолетней блокады – гражданская война на Шри-Ланке. Началась она, кстати, с того, что в мае 1981-го в главном тамильском городе Джафне поддерживаемые центральной властью боевики разрушили или обезглавили статуи тамильских культурных и религиозных деятелей, а потом – сожгли городскую библиотеку, где были книги и манускрипты на «неправильном» языке. Вспыхнула война сингальского большинства против тамилов, которая продолжалась почти 20 лет, однако центральные власти Шри-Ланки так и не смогли взять под контроль тамильские территории. В начале 2002 года при посредничестве Норвегии было заключено перемирие между враждующими сторонами, при этом блокада неподконтрольных территорий со стороны правительства Шри-Ланки продолжалась. Боевые действия возобновились в 2006-м, но только через три года ланкийской армии удалось полностью подавить сопротивление «Тигров освобождения тамил илама». В ходе конфликта погибло от 80 до 100 тысяч людей, в основном – мирных жителей, а на теперь уже подконтрольных Коломбо территориях до сих пор царит разруха.

При этом в мире достаточно случаев совсем иного подхода к неподконтрольным территориям. К примеру, центральное правительство Кипра, которое вместе с остальным миром не признает Турецкую республику северного Кипра, блокаду турок-киприотов не устраивает, поскольку считает их своими гражданами. Причем Никосия не только не перегораживает дороги и не режет электропровода, но и не пытается заблокировать сообщение с неподконтрольными территориями. Любой гражданин Украины может в этом убедиться, купив билет на рейс авиакомпании «Пегасус» в один из аэропортов Северного Кипра. После этого, кстати, можно спокойно приехать в «официальный» Кипр, и никто вас там не будет преследовать – в отличие от Украины, которая открывает дела на своих граждан, прилетевших в Крым через Москву.

Даже в Израиле, где война беспрерывно длится с момента обретения независимости, нет тотальной блокады арабских территорий. Причем я имею в виду даже не Палестинскую Автономию, а полностью подконтрольный террористам из «Хамас» сектор Газа. Кроме того, что туда под видом гуманитарного можно провезти практически любой груз, кроме оружия, сектор Газа инфраструктурно является частью Израиля – именно оттуда поставляются вода и электроэнергия, а жители Газы продолжают лечиться в израильских больницах. Конечно, в Израиле регулярно звучат требования «прекратить снабжать террористов, радующихся смертям евреев» – но власти страны приняли четкое политическое решение: мы не воюем с населением, даже если оно нас не поддерживает. В Иерусалиме уверены, что рано или поздно (лучше, конечно, рано) ситуация изменится, несколько тысяч террористов будут уничтожены или изгнаны, а почти два миллиона жителей сектора Газа получат возможность интегрироваться в нормальное общество.

И такая политика дает свои плоды – несмотря на исламских радикалов, отношения Израиля с соседними арабскими странами налаживаются с каждым годом. Кто бы еще несколько лет назад мог поверить, что министр обороны Израиля Авигдор Либерман предложит Саудовской Аравии и другим суннитским странам создать оборонительный альянс по принципу НАТО, более того – помочь арабским странам военными ноу-хау и модернизацией их армий!

Я понимаю, что израильское «ноу-хау» в отношениях с Газой сложно применить в Украине, где одним из архетипов является «пусть у соседа корова сдохнет» – даже если собственные потери будут куда большими. Но я все же призываю украинское общество и политиков присмотреться к опыту Израиля. Общеизвестно, как в этой стране относятся к земле, пытаясь облагородить и оросить каждую ее пядь. Но в сложнейшем выборе – земля или люди? – израильтяне все же отдают предпочтение человечности.

Альберт Фельдман

Рекомендуем ознакомиться