Эксперты отмечают случаи ограничения свободы слова в Украине в условиях возникновения информационной войны. Об этом заявили участники круглого стола «Свобода слова в Украине и мире: на что имеет право журналист. Кто защитит представителей СМИ в условиях информационной войны», организованного в УНИАН Украинско-израильским институтом стратегических исследований им. Голды Меир.

Как отметила главный редактор KNK.media Ирина Тиран, вопрос свободы слова в Украине обострился в связи с событиями на Донбассе, когда в информационном пространстве встречаются разные подходы к формулированию происходящего, и в частности, речь идет о выражении таких понятий, как война или антитеррористическая операция. Она подчеркнула, что в мире существует много стран, которые постоянно живут в состоянии войны или террористической угрозы, но на основе опыта этих стран ей не известны случаи, чтобы СМИ жаловались на притеснение свободы слова, как “это бывает время от времени в Украине”. В этой связи она считает, что важно разобраться, где граница между целесообразностью сохранения военной тайны и манипулированием посредством использования слова "цензура" во время проведения операций в зоне АТО, ограничивая деятельность журналистов.

В свою очередь директор Украинско-израильского института стратегических исследований имени Голды Меир Альберт Фельдман сказал, что на основе контактов, которые происходят с различными украинскими СМИ, можно сказать, что сфера свободы слова в Украине остается неурегулированной. “Определенный нажим на то, что называется одной из главных демократических норм, такой как свобода слова, похоже, что присутствует”, – заявил Фельдман. При этом он считает, что определенное давление, возможно, и не является таким явным, как в некоторых странах, расположенных по соседству с Украиной, но “тем не менее мировые нормы не всегда соблюдаются, и по многим нюансам существует такое ощущение, что где-то вводится самоцензура, где-то ограничивается появление тех или иных журналистов в средствах массовой информации, где-то происходят еще более жесткие вещи”. “Мы видели за последние годы в Украине несколько громких убийств, связанных с представителями прессы. И это тоже все как бы может быть не напрямую связано с их профессиональной деятельностью, но накладывает определенный отпечаток и заставляет многих журналистов крайне аккуратно относиться к своему слову, к своему перу, что по сути является самоцензурой”, – добавил он. Кроме того, продюсер Вадим Лисица высказал критическое отношение к решениям, которые связаны с запретом на въезд тех или иных артистов, отмену концертов украинских исполнителей, которые выступают на русском языке. “Все эти истории напоминают мне Советский Союз. Мы сейчас постепенно из страны, у которой был потенциал стать демократической страной с вектором в Европу и мир, почему-то катимся назад. Мы запрещаем, мы говорим: «Нет, Наташа Королева сюда не приедет». Что это такое? Кто это придумал?” – заявил Лисица. В этой связи экс-первый заместитель председателя Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания Игорь Курус сказал, что нельзя запрещать артисту въезд в случае с концертами. Он согласился, что такие явления похожи на “советчину”.

Директор Украинско-израильского института предложил обратить внимание на пример Израиля в плане соблюдения свободы слова. Так, по словам Фельдмана, Израиль живет в состоянии постоянного противостояния со своими соседями и долго находился в кольце врагов, когда не было ни одной страны, которая бы демаркировала границы с Израилем, чтобы жить в мире. “Затем кольцо распалось. Сначала Египет, потом Иордания. Южные рубежи практически сегодня уже не являются враждебными, тем не менее с Сирией Израиль находится в состоянии войны, с Ливаном в состоянии необъявленной войны, ну и с прочим арабским миром тоже не все так просто. Также внутри Израиля действует несколько мощных террористических группировок, одна из которых захватила территориальное образование, которое называется Сектор Газа”, – рассказал он. По его словам, на захваченной территории сектора Газа очень похожая ситуация с тем, что происходит в Донецкой и Луганской областях. Как отметил Фельдман, в Израиле привыкли жить в условиях постоянных обстрелов и всплесков боевых действий со стороны сектора Газа. В этих условиях, утверждает он, в Израиле нет специальной регламентации, что можно говорить прессе, а что – нет. “Априори можно говорить все. Единственное, что говорить нельзя, это то, на что накладывает запрет военная цензура”, – сказал директор Украинско-израильского института и добавил, что специально созданный офис, состоящий из небольшого количества человек, отслеживает информационные сообщения и может накладывать запрет на распространение информации о точных местах, где произошли взрывы. Также этот офис запрещает публиковать имена жертв тех или иных событий до момента, пока эта информация не будет сообщена родственникам погибших. В то же время Фельдман подчеркнул, что этот офис не может накладывать определенные ограничения и препятствовать попаданию журналистов в места, находящиеся возле боевых действий. Он уточнил, что журналисты могут свободно посещать места, где действует гражданская администрация, но туда, где действует военная администрация, журналисты попадают с разрешения пресс-службы Минобороны Израиля.

“Вторая структура, которая у нас может цензурировать информацию – это суд, т.е. по некоторым судебным процессам или особенно, если дело связано с недоказанной коррупцией, с арестами подозреваемых в коррупции”, – добавил Фельдман, уточнив, что во многих случаях нельзя называть имя подозреваемого. В свою очередь с ним согласилась бывший посол Государства Израиль в Российской Федерации, экс-директор и главный редактор радиостанции «Коль Исраэль» Дорит Голендер, которая во время видеовключения сказала, что свобода слова в Израиле не ограничена.

«Нам хорошо известны события, когда благодаря журналистским расследованиям, свободе слова происходили очень важные события на политической карте (Израиля). Приходилось уходить со своего поста и президенту, и бывшему главе правительства”, – добавила Голендер. Вместе с тем она признала, что тема военных конфликтов является намного сложнее, и все, что связано с военными конфликтами, имеет военную цензуру. “Определяется, когда новости должны выходить в эфир, особенно когда это касается погибших. Пока не сообщают семье об этом, не оглашается имя пострадавшего или погибшего”, – сказала она. По ее словам, в Израиле ни один журналист не будет выдавать непроверенные материалы или материалы, которые могут повлиять на судьбу государства. Экс-первый заместитель председателя Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания Игорь Курус отметил, что элементы информационной войны, которые велись против Украины, были видны еще в 2005 году. При этом он обратил внимание на распространение в Украине откровенно недостоверной и негативной информации, а также рассказал о фактах домыслов, когда информация на 100% не была проверена. Курус считает, что свобода слова в Украине определяется показателем погибших журналистов, случаев нападений на журналистов и т.д. Он считает, что журналисты должны быть ответственными в подаче информации, правильно освещая события. В случаях, когда государство распространяет пропаганду, журналисты должны расследовать такие случаи и дать обществу правдивую картину. “Первое – государство не должно запрещать журналистам вести свою деятельность, должно ограничивать только то, что имеет отношение к государственной тайне. И второе – журналисты должны иметь самоцензуру и самоответственность, то есть не распространять информацию, которая может повредить государству”, – заявил Курус.

Рекомендуем ознакомиться